lleo (lleo) wrote,
lleo
lleo

Categories:

Город золотой

это перепост заметки, оригинал находится на моем сайте: http://lleo.me/dnevnik/2014/12/17_akademuz.html

В новосибирском Академгородке на улице Правды находится «Музей быта Академгородка», который сделала в собственной квартире старого дома Настя Безносова-Близнюк. К сожалению, ни сайта, ни точного адреса я найти не смог, но музей имеет некий официальный статус и его можно посетить. Здесь собраны самые разные экспонаты старой эпохи — от подсвечника Николая Второго и советской плоской батарейки до различных архивов и автографов знаменитых людей и коллекции исторических костюмов.


Среди старинных фотоаппаратов, сервизов, машинок для заточки бритвенных лезвий и приборов лечебной физиотерапии я случайно нашел один уникальный экспонат, о котором читал, но не надеялся, то что мне когда-либо повезет подержать его в руках. Честно сказать, дирекция музея тоже была не совсем в курсе, чем знаменита эта вещь советской эпохи. А это — редкая грампластинка «Лютневая музыка» гитариста Владимира Вавилова:

Кому интересно, вот снимок обложки в большом разрешении — там прекрасный текст самого Вавилова, в последних строках которого он туманно намекает о множестве и других забытых произведений классиков, которые еще ждут своей расшифровки и исполнителей. Что в этой фразе смешного, нам станет понятно чуть ниже. На пластинке несколько композиций, среди которых нам интереснее всего конечно первая:

Ведь это та самая «Канцона» якобы средневекового композитора Францеско де Милано, которая позже стала песней «Город золотой», получившей всенародную популярность в исполнении Бориса Гребенщикова.

История эта длинна и сложна. Гребенщиков (который, кстати, никогда не называл себя автором этой песни) сам поначалу не знал, чья она: он услышал ее в исполнении Хвостенко. Позже знатоки опознали мелодию с пластинки лютневой музыки. И до последнего времени считалось (и до сих пор так записано в архивах РАО), что автор музыки — средневековый композитор Франческо де Милано.

И только в 2005 году появилось блестящая статья-исследование энтузиаста Зеэва Гейзеля, который решил докопаться до истины и провернул огромную работу. История в его изложении увлекательна (советую прочесть), хотя достаточно длинна, поскольку содержит все мыслимые подробности его поисковой работы. Вкратце перескажу суть. Заинтересовавшись историей песни, энтузиаст обнаружил, что ни в одной из нотных библиотек мира среди наследия Франческо де Милано не имеется нот «Канцоны» — только в русском интернете. А само слово обозначает просто «песенка». Он обратился к специалисту, защитившему в Сорбонне диссертацию по теме «Лютня эпохи Ренессанса», но тот в ответ лишь изумленно развел руками: мелодия не имеет отношения ни к почерку Франческо де Милано, ни вообще к лютневой музыке — по стилю и гармонии это больше напоминает классический русский романс. Затем нашлись отзывы советских музыковедов, которые в свое время критиковали гитариста Вавилова за очевидную мистификацию: на пластинке лишь композиция «Зеленые рукава» является произведением 15 века, а все остальное, включая «Канцону» — работа самого Вавилова. Он был талантливым гитаристом, но у советского композитора не было шансов широко обнародовать свои сочинения, написанные в столь немодном для СССР стиле. Так исследователю объяснила дочь Вавилова, которую он тоже нашел. Сперва Вавилов выпустил самоучитель игры на гитаре, куда включил несколько произведений, подписав именами известных русских гитаристов. А на своих концертах он играл мелодии, выдавая за старинную лютневую музыку (впрочем, играл он тоже не на лютне, а на лютневой гитаре). Осмелев, в 1968 году он издал пластинку, состоявшую почти полностью (кроме «Зеленых рукавов») из его сочинений. В 1973 Вавилов умер, а пластинка потом, видимо, еще раз переиздавалась — на обложке я вижу год 1976. А что касается текста — его написал Анри Волхонский, услышав первый трек пластинки. Изначально текст назывался «Рай» и первая строчка была «Над небом голубым», а не «под»: дело в том, что написал он текст в мастерской друга-художника, где весь пол был занят монументальным мозаичным панно «Небо» с фигурами небесных зверей — художник много лет создавал это панно по заказу Таврического сада, но не закончил.

И вот перед нами та самая пластинка. С той неземной и таинственной музыкой, которая смогла пробиться в большой мир к поэту Волхонскому, исполнителю Гребенщикову и от них ко всем нам — лишь благодаря тому, что советский гитарист решился на мистификацию и выдал собственное сочинение за классику дремучего средневековья. И одна из этих пластинок — в музее быта Акдемогродка:



это перепост заметки, оригинал находится на моем сайте: http://lleo.me/dnevnik/2014/12/17_akademuz.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments