lleo (lleo) wrote,
lleo
lleo

Categories:

Часть 2: История звукозаписи, продолжение

это перепост заметки, оригинал находится на моем сайте: https://lleo.me/dnevnik/2019/09/19

Вчера мы начали большой обзор истории диктофонов — фоноавтограф, палеофон, фонограф, граммофон, патефон и дошли до диктофона Штирлица (см. Первую часть). И сегодня продолжим — рассмотрим пару самых популярных моделей шпионских диктофонов 50-70 годов, затем с вашего позволения я уйду в воспоминания и расскажу о диктофонах, которые были у меня с детства и интересных историях с ними связанных. А в конце рассмотрим современный крохотный диктофон и юридирические аспекты его применения.

Часть 5. Немецкий шпионский «Minifon»

Как мы говорили вчера, в роли диктофона Штирлица в фильме снят советский транзисторный «Электрон-52Д» 1960-х годов — реплика японского оригинала. Это более поздняя штука, выпускалась уже в 1960-х. Но в качестве прообраза некоторые эксперты называют немецкий «Minifon» — по-своему любопытную штуку.


Диктофон проявился вскоре после войны. Запись здесь шла на металлическую проволоку — писать на пленку при таких габаритах, конечно, еще не умели.

Полный комплект диктофона «Minifon» включал в себя часы со встроенным микрофоном. Часы должны были слегка вытарчивать из рукава пиджака, чтобы провода не было заметно:

В общем, предполагалось, что экипированный по последнему слову техники шпион будет выглядеть так:

Проблема лишь в том, что это не эпоха Штирлица. Ведь разработчик этой штуки Willi Draheim приступил к созданию устройств «Minifon» только после войны, в 1948. Первые модели Mi51 и P55 несли в своем названии год начала выпуска: соответственно 1951 и 1955. И оба устройства были, мягко скажем, не совсем такими карманными, как у Штирлица. Что любопытно — модель Mi51 была ещё и ламповой. Как видно на фотке, она заметно больше, и у нее три батареи — одна для подогрева катода ламп. Модель P55 была уже на транзисторах. Полезные ссылки, кому интересно: [раз] и [два].

Однако энтузиасты не отчаивались в попытках понять, как Штирлиц мог обойтись без транзисторов. И один умелец, наш современник, даже собрал ламповый диктофон в корпусе диктофона Штирлица! Лампы он подобрал миниатюрные, и они уместились в корпус. Отдельная проблема была с миниатюрной батарейкой на 30 вольт для питания анода ламп. Но он собрал сам и батарейку! Лишь бы доказать, что и в досадную эпоху отсутствия транзисторов у Штирлица МОГ быть портативный диктофон. Не было в те годы такого. Но мог быть:

Почитайте, уникальная работа: http://vintage-technics.ru/Tinico.htm#chapter7

Но идем дальше. «Minifon» не слишком долго оставался любимым диктофоном журналистов и спецслужб — вскоре спецслужбы мира получили новую игрушку.

Часть 5. Швейцарский шпионский диктофон «Nagra»

В швейцарской компании «Nagra» подразделение «Kudelski Nagra» освоило выпуск линейки миниатюрных катушечных диктофонов с узкой плёнкой 3,81 мм. Линейка была загадочно названа «Чёрная серия» — Série Noire, сокращенно SN. Модельная линейка «Nagra SNN», «Nagra SNS», «Nagra SNST» и «Nagra SNST-R» различалась незначительно (последние две были стерео). Все они имели габариты 145x100x26мм. Благодаря компактности, надежности и качеству записи модели пользовались огромной популярностью у спецслужб всего мира. В СССР по заказу КГБ СССР пытались на радиозаводе имени Мануильского скопировать устройство и сделать специзделие «Яхта», но попытки оказались неудачными, и КГБ было вынужденно продолжить закупки швейцарских магнитофонов. И неудивительно: внутри «Kudelski Nagra SN» имел куда более сложную электронику, чем японская «Tinico», для своей эпохи это было крайне высокотехнологичное изделие:


Часть 6. Мои диктофоны

Снова сделаем небольшой скачок и пропустим интересную, но тоже долгую историю появления компактных гражданских диктофонов и цифровых плееров. Прежде, чем я расскажу о самом маленьком в мире гражданском диктофоне (недавно внесен в Книгу рекордов Гиннесса), расскажу о диктофонах в моей жизни.

В семье катушечных магнитофонов не было. Первым моим магнитофоном был диктофон Panasonic. Ну как, моим... Я был маленьким. Шел 1984 год. Диктофон был по случаю куплен родителями. До этого он верой и правдой служил моему дяде Шурику и брату Женьке. А им достался от какого-то коллеги, кто был «выездной» и побывал в Японии. К диктофону от дяди прилагались две кассеты. На одной был целиком Высоцкий. На другой — Розенбаум с одной стороны, с другой — Токарев. Ассортимент для ребенка сами понимаете какой. Но считалось очень круто. Других кассет было не достать. Писать на две эти поверх имеющегося культурного слоя казалось безумием. Поэтому мы долго не знали, как диктофон пишет. Только слушали. Родители слушали диктофон не слишком долго — надоело. И прибор незаметно поступил в мое распоряжение. Вскоре появилась какая-то дурная кассета, на которую можно было писать, и мы с друзьями стали орать и хихикать в микрофон, а потом слушать свой голос и удивляться, насколько голос не похож. Ведь каждый, кто впервые слышит запись своего голоса, считает, что все голоса похожи, и только его голос не похож. Наверняка и Чайковский с компанией тоже так думали, слушая свой восковой ролик. Старший брат Женька не оставил шефство надо мной — помог раздобыть редчайший в те годы штеккер на 3.5мм и делитель напряжения из регулируемого резистора. Так я смог писать еще и радиотрансляции, делать записи с телевизора — это почему-то считалось очень интересным и нужным. Прошли годы, настала эра первых школьных компьютеров... и вот тут я, владелец крутого японского диктофона, крепко позавидовал друзьям, которые к тому времени обзавелись советскими кассетниками «Электроника-302». Дело в том, что мой «Панасоник» имел внутреннюю систему шумоподавления. Компьютерные программы он считал помехой и правильно писать их на кассету не мог... Смысла в нем больше никакого не было.

Надолго я забыл о диктофонах. Следующим диктофоном, который у меня появился, был профессиональный «Zoom H2» — в 2011 году их временно выдали на радио «Вести ФМ» четырем блогерам — мне, Саше Гаврилову, Верочке Полозковой и Ване Засурскому, чтобы мы дома делали материалы для рубрик и посылали в эфир. В то славное медведевское время я начитывал свои оды и отправлял на радио.

Сложнее всего оказалось вынести диктофон из здания радиоцентра, которое представляло собой адский Департамент Правды с многоуровневой военизированной охраной. Чтобы не получить обвинения в краже, требовался спецпропуск на вынос техники. Но самый главный начальник охраны куда-то уехал, а начальники помельче не желали брать на себя ответственность и лишь футболили с бумагой по разным этажам и кабинетам. Час мы бегали от входной рамки до высших этажей в компании девочки-ассистентки, ответственной за меня. По пути она рассказала историю про нравы местной охраны: на свой рабочий пропуск (пластиковую карту) она однажды наклеила скотчем картинку — голову голубя. Две недели вохра ничего не замечала, а когда разглядела голубя — устроила дичайший скандал. Девочку увели в самое логово отдела безопасности, орали всем штабом, а вместо того, чтобы отлепить чертов скотч с дурацкой картинкой, пропуск разрезали ножницами и две недели оформляли новый. Девочку лишили премий, отпусков и прочих благ. Все за нее переживали, но ничего сделать не могли — даже дирекция программ не властна над местным отделом безопасности. Напарница девочки в знак поддержки распечатала над своим столом картинку — голубь в зеленых сапогах с подписью «есть на свете мудаки». Когда служба безопасности об этом узнала, напарницу уволили. В общем, стало понятно, почему охранник, сидящий у рамки, так сурово разговаривает с моей спутницей — это один из тех, кто участвовал в травле голубя...

Идея мести созрела быстро. Когда в очередной раз меня оставили у рамки, а девочка ушла в бюро пропусков за очередными новостями, я смиренно попросил разрешения стоять подальше от рамки. Разумеется, охранник мне не разрешил — стой, мол, здесь. Тогда я твердо объяснил, что у мигающей светодиодами охранной рамки стоять не стану — ведь «я сам врач по образованию» и знаю, что рамка этого типа излучает губительные волны, которые вызывают импотенцию у всех, кто долго стоит рядом... Охранник ничего не ответил. Но в глазах появилось понимание причин всех своих бед... Когда я посетил еще один начальственный кабинет и оказался у рамки снова, там уже сидел совсем другой человек — видно, охранник срочно поменялся с напарником. Другой охранник был не в курсе истории, и я просто ушел прочь, не показав, что в кармане у меня большой казенный диктофон...

Эта история долго висела в моем дневнике под замком, лишь недавно я ее открыл. Через полгода работа на радио завершилась, и я сдал диктофон обратно — уже без бюрократических проблем, хотя с огромным сожалением. Он был конечно прекрасен — я записал на нем много стихов, интервью и даже птиц за окном.

Позже звукорежиссер Дима Урюпин подарил мне «Zoom-H1», за что ему огромное спасибо — эта штука служит по сей день и много всяких профессиональных записей им было сделано. «Zoom-H1» — такой же профессиональный диктофон, как и «Zoom-H2», только значительно меньше по размерам:

Но для студийного диктофона размер не так важен. Что касается размеров — на этот счет есть отдельные линейки диктофонов...


Часть 7. Самый маленький в мире диктофон EDIC-mini Weeny A113

Эта крошечная фитюлька создана для, скажем так, широкого круга гражданских задач, которые нельзя назвать «шпионскими» — ни по сути, ни по уголовному кодексу. Хотя требования к компактности и незаметности схожие. Разрабатывает их группа компаний «Телесистемы». У них в ассортименте множество диктофонов самых разных форм, но A113 — самый маленький. Он даже на 43% меньше предыдущего EM Tiny+B70, который внесен в книгу рекордов Гиннесса!

Одно из применений микроскопического диктофона — фиксация доказательств. Юридически эта ситуация довольно сложная. Сейчас уже мало кто из простых граждан понимает, в каких ситуациях разрешается что-то записывать, а когда это нарушение закона РФ. Кроме того, были случаи, когда на людей заводили дело просто за то, что у них находили средства фиксации типа китайской авторучки с камерой, которые по российскому законодательству подпадают под «шпионское оборудование». На языке органов уголовно наказуемые устройства называется особым термином СТС НПИ — «Специальные Технические Средства для Негласного Получения Информации».

Чем с точки зрения законов России отличается «шпионское» оборудование от «нешпионского»? С бытовой точки зрения — ничем. Видеокамера, спрятанная в мыльнице, — типичный «СТС НПИ». А видеокамера в мобильнике — норм, никто не придерется. Как их различать? Оказывается, сформулированы отдельные требования, и диктофоны ГК «Телесистемы» им соответствуют. Во-первых, они российские, что уже хорошо. ФСБ исследовало более 50 устройств именно этой фирмы и в курсе об их существовании. Во-вторых, они позиционируются как средство фиксации доказательств в сложных жизненных ситуациях: вымогательство, шантаж, защита прав детей. Наконец, эти диктофоны соответствуют не очень очевидным, но юридически важным требованиям российского законодательства. Например, имеют на корпусе надпись «диктофон», объясняющую их предназначение. Казалось бы, пустяк, но диктофоны в РФ не запрещены. А также имеют «световую индикацию во время записи» — иногда мигает светодиодик. Эта кажущаяся ерунда на юридическом языке означает, что диктофон не пытается камуфлироваться под другой предмет и не скрывает факт ведения записи. Следовательно, для «негласного получения информации» конструктивно не предназначен. Также диктофон имеет кнопки на корпусе для управления... При чем тут кнопки?

Дело в том, что за неимением каких-то более понятных критериев ФСБ сформулировало три признака СТС НПИ для устройств аудиозаписи:
— камуфлирование
— отсутствие выносных органов управления
— бескорпусное исполнение

Понятно, что набор этих признаков в достаточной степени непостижим, но если ты живешь в России и не хочешь иметь неприятностей, твой диктофон должен исполнять всё вышеперечисленное: иметь корпус, кнопки, легальное предназначение и не притворяться ластиком. Тогда он разрешен к свободному обороту и использованию, в отличие от китайской авторучки со спрятанным микрофоном, которая вполне может обернуться статьей 138.1 УК РФ до 4х лет лишения свободы...

Следующий вопрос: допустим, диктофон признан разрешенным, но в каких пределах и в каких ситуациях можно делать запись диктофоном? Это тоже обширная тема. Но если вкратце:

=============== cut ===============
а) Преступлением однозначно считается попытка получить личные, корпоративные, государственные и иные охраняемые сведения. Ибо это — шпионаж. Если вы подложили диктофон в сумку девушки, чтобы узнать, с кем она встречается... или приклеили его жвачкой под столешницу в комнате переговоров, чтобы разведать планы конкурентов... То вам пипец. И поделом, кстати.

б) Преступлением не является тайная запись с целью предотвратить или расследовать более серьезное преступление. Если у вас вымогают взятку или вам угрожают — никто в суде не спросит, зачем вы включали запись. Имели право. Цель — разоблачение преступных действий против вас в личной беседе с вами. Важный момент: вы защищали диктофонной записью именно собственные интересы во время разговора, который и без диктофона шел с вашим участием. Включать диктофон за соседа или подкладывать тайком — незаконно. Запись не может являться нарушением личной тайны, если записывающий и так эту информацию слышит, однако разговор должен касаться именно защищаемых законом правоотношений, а не личных сведений. Предупреждать о записи не требуется (Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2016 г. по делу № 35-КГ 16-18).

в) Преступлением не является явная запись разговора — если вы заранее предупредили собеседника, что включили запись. Вот с публикацией и использованием этой записи будут вопросы. А так — имеете полное право после предупреждения начать записывать разговор с вами хоть на диктофон, хоть на бумажку.

г) Наконец, преступлением не является запись вашего разговора с госслужащим в ходе выполнения его прямых обязанностей по отношению к вам. Нечего было просить взятку с автолюбителя.
=============== /cut ===============

В большинстве диктофонов этой серии встроена сертифицированная система цифровых маркеров — специально для судебной экспертизы, которая (на специальном оборудовании) позволяет подтвердить подлинность и отсутствие монтажа.

Разумеется сферы применения этих диктофонов не ограничиваются юридической практикой. Это, во-первых, еще и журналистика — качество записи вполне достаточно для расшифровки интервью. Или, например, их миниатюрный размер позволяет вести запись там, где нужно что-то крохотное и портативное, например в зоологии для изучения поведения животных. В ЖЖ руководителя фирмы Игоря Коршуна (кстати, читатель моего дневника) много интересных примеров, как применяют диктофоны зоологи:

Изучение поведения гекконов и тритонов в составе миссии NASA на российском корабле «Фотон»: https://korshun66.livejournal.com/31317.html

Изучение бурундуков канадскими исследователями: https://korshun66.livejournal.com/28549.html

Изучение поведения рысей: https://korshun66.livejournal.com/31012.html

О характеристиках:

=============== cut ===============

EDIC mini Weeny A113-03

Размер: 37х15х4.5 мм
Вес: 4 гр
Элемент питания: Li-Pol аккумулятор
Автономность: до 17ч (аккумулятор 25mA/h)
Продолжительность записи: до 17 часов
Максимальное качество записи: 22кГц / 24бит
Частота дискретизации: 8кГц; 16кГц; 22кГц
Звуковой диапазон: 100Гц — 10кГц
Акустическая чувствительность: до 15м
Минимальный ток потребления: 1.1mA
Цена: 12,000 руб
=============== /cut ===============

Диктофон пишет WAV, а не MP3. Почему? Не только потому, что кодирование mp3 требует несоразмерно высокой нагрузки на процессор и аккумулятор. WAV — это запись без потерь, аналог RAW для фотографии. В диктофоне шесть режимов записи WAV и еще один вариант сжатия — ADPCM, на случай, если длительность важнее качества. Когда записывается не музыка, а речь (300-3000Гц), качество MP3 и ADPCM оказывается примерно одинаковым, а вычислительные расходы несравнимы. Поэтому — только WAV и ADPCM.

Подключается диктофон к компьютеру и передает файлы через стандартный mini-usb.

Среди настроек, помимо всяких формата записи и чувствительности микрофона, имеется:
— защита паролем своих записей в случае попадания диктофона в чужие руки (интересно, как она реально работает?);
— активация начала записи по голосу;
— таймер включения и выключения записи в определенное время, в том числе по ежедневному расписанию ;)
— кольцевая перезапись (мы же помним, до 17 часов держит батарея);

Пример записи при скромных настройках по умолчанию (8 kHz 16 bit no compress) — тестовая запись в комнате:

Остается добавить, что ГК «Телесистемы», хоть и российская фирма, но треть продукции идет на экспорт по всему миру. Среди широкой линейки особой популярностью пользуются, конечно, диктофоны Weeny (их три модели), а также почему-то подарочная серия в красивых шкатулках, с корпусами из ценных пород дерева, и плюс скоро готовятся также стальные и титановые корпуса (обожаю этот металл). Подарочные экземпляры пользуются спросом потому, что диктофон — отличный подарок кому угодно — предпринимателю или журналисту, юристу или силовику. Ведь, как правило, своего диктофона ни у кого нет — все надеются на диктофон в мобильнике, а зря. Поэтому компания сейчас активно партнерствует по расширению точек продаж, чтобы в критической ситуации человек мог быстро купить микроскопический диктофон в своем городе.

Ну а для тех, кому интересно все-таки, что же там у него внутри, вот фотка внутренностей:

В общем, такой путь на сегодняшний день проделала наша цивилизация в области диктофонов — от загогулин по копоти до микроскопического цифрового диктофона. Что нас ожидает в будущем? Диктофон размером с ноготь? Запись звука на вживленный чип? Надиктовывание мыслей прямо из головы?



это перепост заметки, оригинал находится на моем сайте: https://lleo.me/dnevnik/2019/09/19
Tags: любопытное, обзор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments