lleo (lleo) wrote,
lleo
lleo

Category:

про театр

это перепост заметки, оригинал находится на моем сайте: http://lleo.me/dnevnik/2016/12/20.html

Я сам не театрал, но недавно мне довелось посмотреть некий спектакль. Не лично, а глазами дюжины разных зрителей, которые мне о нем, не сговариваясь, рассказывали весь день, весь вечер и весь следующий день. Я был в городе N на фестивале поэтов, и как раз в эти дни туда приезжал со спектаклем один московский театр. По программе фестиваля мне полагался вход на этот спектакль, но я не пошел. Поэтому рассказываю только то, что слышал с чужих слов. Сам не спектакле не был, возможно, всё не так.

Начал я узнавать об этом спектакле с момента пробуждения. Проснулся я от того, что в хостел пришли организаторы фестиваля и стали рекомендовать посмотреть вечером спектакль. Затем поэт-сосед по комнате, еще не зная, что у него тоже билет, полчаса названивал по мобильнику в разные справочные города N и выяснял, где ему купить билет в «Театр Наций». А те его посылали, потому что билеты уже разобраны. Разговор повторялся, и это тоже не способствовало попытке выспаться после перелета. В тот момент я еще ничего не знал про «Театр наций». Мне слышалось «Театр Наци», и я удивлялся такому обилию фашистов и ажиотажу вокруг них.

Вечером, когда мы с поэтом Ваней и Ником из Новосибирска тусили по гостям, в компанию стали приходить разные люди, вернувшиеся со спектакля. И они делились впечатлениями.

Авангардный театр поставил спектакль по Рабле. Чем привлек большую толпу интеллигентных старушек города N, жаждущих хапнуть высокой столичной культуры. В силу своей высокой интеллигентности старушки, конечно, слышали имя Рабле. Но (в силу неё же) очень плохо себе представляли, кто это. Им казалось, что Рабле — это такой классик эпохи Возрождения, что-то среднее между Рембрантом, Рафаэлем, Рембо и Мольером. Отчасти так оно и есть. С другой стороны, если никогда не читать Рабле, то по фамилии не догадаться. Я тоже не читал. Но мне в детстве Рабле читала мама. Не всего, конечно. А лишь мягкие избранные отрывки из «Гаргантюа и Пантагрюэля». Чтоб вы понимали, самым безобидным там был эпизод, где герой делился опытом, чем мягче всего вытирать жопу. По его утверждению — живым гусенком. Поймал гусенка, вытер им жопу и отпустил. Это самый безобидный отрывок из Рабле. И одновременно краткое содержание всего Рабле как классика.

И вот, значит, интеллигентные местные старушки собрались на столичный спектакль по великому Рабле в постановке авангардного «Театра наций». Который сам по себе довольно авангардный, поскольку руководит им гей Евгений Миронов, который требует столь же нетрадиционных экспериментов и на сцене. В качестве эксперимента со сцены весь первый акт льется мат, бессчетно звучит слово «жопа» и вьется довольно унылое действие в стиле «вот пришла тоска! (выходит актриса) здравствуй, тоска!» Напомню: я сам не видел, пересказываю отзывы зрителей. Первый акт мата в спектакле заканчивается тем, что живой актер снимает штаны, достает свой небутафорский живой хуй и принимается бегать по сцене, оным хуем вовсю размахивая. Чем, с одной стороны, ярко продвигает тезис Чехова о том, что если в силу каких-то причин у тебя имеется ружьё, то его надо в финале непременно извлечь и использовать. С другой стороны, это штука посильнее даже великого Рабле. Поэтому интеллигентные местные старушки города N оказываются к такому зрелищу не готовы и начинают дружно валить.

А вот вам настоящая драма. Антракт. Фойе. Супруги: старичок и старушка. Старичок хочет остаться и досмотреть спектакль. Старушка требует уйти домой. И разделиться им не суждено: польты в гардеробе на одном номерке... Вот где драматургия!

В этой связи вспоминается, что когда-то в девяностых в столичных театрах умели делать наоборот. В Центре драматургии Казанцева и Рощина когда-то шла пьеса «Шопинг&Факинг», которая не понаслышке повествовала о нелегкой судьбе наркоманов-геев. Но режиссер Ольга Субботина сделала из пьесы такую дивную конфетку, что даже ханжа не смог бы найти в этом спектакле грубости. Например, Субботина при читке пьесы Марка Равенхилла дошла до абзаца «тогда он раccтегивает ему ширинку и начинает сосать хуй». Крепко задумалась. Зачеркнула фразу фломастером и размашисто написала вместо нее «АНТРАКТ». Так в пьесе появился заодно и антракт.

То есть, московское театральное движение безусловно куда-то движется и в какую-то сторону развивается. Но не сеет и не пашет, не валяет дурака.



это перепост заметки, оригинал находится на моем сайте: http://lleo.me/dnevnik/2016/12/20.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments